Диктатуры бывают разные. Как на постсоветском пространстве выросли тираны разных калибров и что из этого вышло

Диктатуры бывают разные. Как на постсоветском пространстве выросли тираны разных калибров и что из этого вышло

Диктатуры бывают разные. Как на постсоветском пространстве выросли тираны разных калибров и что из этого вышло

26 сентября 2019 г.

Ксения Жукова

С распадом Советского Союза без малого тридцать лет назад бывшие советские республики отправились в независимое плаванье с разным багажом ресурсов и с примерно одинаковым (сказались семьдесят лет общей истории) менталитетом. Разве что Прибалтийские республики сразу и очевидно пошли иным путем. Но они и в Союзе стояли особняком. 

Остальным странам постсоветского пространства в той или иной степени пришлось переболеть диктатурой. Кто-то, вроде Украины, от этой напасти оправился (подхватив при этом другие проблемы, правда). Кто-то не собирается сдавать позиции, отвергая перемены. Кто-то зашел в тупик и фактически обанкротился. И в каждой истории – немалая личная заслуга тех, кто так или иначе оказался у власти в непростое время становления своей страны. 

Беларусь и Россия. Заклятые союзники 

Лидеры двух братских славянских народов бодро начали реформироваться, практически сразу двинув не только в рынок, но и в интеграцию. Вариантов было немного — у Беларуси остался некогда могущественный «сборочный цех» Союза, машиностроительные гиганты, недорого стоящие без рынков сбыта и энергетических ресурсов. Все это было у соседа, России. Тем более два ярких авторитарных лидера, выходец из совхозной номенклатуры с небольшим депутатским стажем Александр Лукашенко и партийно-строительный начальник старой закалки, но нового образца Борис Ельцин. 

И хотя Беларусь до сих пор гордится тем, что сохранила промышленные гиганты, давно распроданные с молотка в других странах, экономические успехи страны вызывают вопросы. Бурный рост экономики в начале 2000-ых был обусловлен российскими энергетическими субсидиями и эмиссионной накачкой. После того, как оба источника оказались перекрыты, все забуксовало, а президент, подуставший за 25 лет у власти от перманентных болезней экономики, все еще не готов на серьезные корректировки белорусской экономической модели. К примеру, на радикальное реформирование стабильно генерирующего убытки госсектора. 

Белорусские надежды на братскую поддержку соседней страны опирались на Договор о создании Союзного государства, подписанный еще в 1999 году. Часть его пунктов, вроде создания единого экономического пространства, уже реализованы — это ЕАЭС. Работают и пункты про «проведение согласованной политики в области обороны».

Хуже дела обстоят с согласованной внешней политикой — Беларусь официально не признала Крым российским. Не дошли руки и до принятия Конституции Союзного государства и введения единой валюты.

Пока торг вокруг интеграции продолжается. А параллельно каждая из стран идет своим путем. Россия, несмотря на санкции, действующие в отношении нее после присоединения Крыма, и периодические задержания оппозиционеров и даже инвесторов, вроде основателя фонда Baring Vostok Майкла Калви, остается привлекательной для инвесторов за счет своих природных ресурсов и масштабных государственных проектов, вроде принятых в 2018 году новых национальных проектов федерального масштаба.  

«Светом в окошке» для Лукашенко стал проект ИТ-страны. В проект Парка высоких технологий вдохнули вторую жизнь декретом №8, экспорт ИТ-услуг, число ИТ-компаний стало стремительно расти, прибавив за первый год треть и превысив 1 млрд долларов. В Минск потянулись западные журналисты и компании, а позиционирование страны как «последней диктатуры Европы» отошло в прошлое. Теперь Минск — страна ИТ-вольностей и легальных криптобирж, и уже язык не поворачивается называть ее президента, неожиданно для себя оказавшегося в эпицентре прогресса, диктатором.  

Туркменистан и Узбекистан. Явный лидер 

Сравнивать страны Центральной Азии между собой непросто. Но среди таких сложившихся соперничающих дуэтов – Туркменистан и Узбекистан. Нынешние президенты, Гурбангулы Бердымухамедов и Шавкат Мирзиёев, пришли к власти при весьма похожих обстоятельствах. Да и у стран немало общего, вроде солидных запасов природных ресурсов. Особенно есть чем хвастаться Туркменистану – стране с четвертыми в мире запасами природного газа. 

В 2006 году Туркменистан стал первой страной постсоветского пространства, где власть сменилась из-за неожиданной смерти пожизненного президента, Сапармурата Ниязова. Исполняющим обязанности главы государства по Конституции должен был стать

спикер парламента Овезгельды Атаев. Но он был арестован по подозрению в злоупотреблении служебными полномочиями, а вакантное место досталось молодому и амбициозному вице-премьер Гурбангулы Бердымухамедову. Чтобы избавиться от приставки «исполняющий обязанности», преемнику Ниязова пришлось

в спешном порядке переписать Конституцию, не позволявшую и.о. президента участвовать в выборах главы государства. Запрет был убрат и ничто не помешало Гурбангулы Бердымухамедову выиграть президентские выборы, получив 89,2% голосов. 

В Узбекистане Ислам Каримов держал в своих руках президентский пост 27 лет – с момента обретения независимости до сентября 2016 года. После нескольких дней упорных слухов о смерти главы государства этот факт был подтвержден. Самым очевидным кандидатом в лидеры нации был премьер-министр Шавкат Мирзиёев. Конституцию, как и в Туркменистане, пришлось проигнорировать, правда, более гуманным образом: спикер узбекского парламента Нигматилл Юлдашев взял самоотвод в пользу председателя комиссии по организации похорон Мерзиёева. 4 декабря 2016 года последний в одни ворота выиграл президентские выборы – 88,61% голосов. И символично уже в марте 2017 года совершил первый официальный визит – в Туркменистан, к Гурбангулы Бердымухамедову.  

А вот дальше пути лидеров заметно расходятся. К примеру ключевая боль всех стран, особенно в период становления государственности – коррупция. Мирзиёев фактически начал с чистки прокуратуры. Недавно избранный президент оказался достаточно уверен в себе, чтобы заявить: «Я очень хорошо знаю, что став прокурорчиком, у них даже походка меняется, возгордившись, они не признают людей». «Мы назначили нового генпрокурора, очистили органы прокуратуры от прежнего мусора, поменяв 80 процентов сотрудников. Но все равно в прокуратуре работают 15-20 процентов людей, оставшихся от прежней воровской системы. Мы все равно очистим до конца прокуратуру от них», — заявил он. Не менее удивительно, что президент потребовал от силовиков уважать предпринимателей. «Я считаю, что прокурор, который не обращается к предпринимателю на "Вы", не достоин работать в прокуратуре», — цитирует Мирзиёева CA-NEWS. 

Конечно, и Бердымухамедов был непрочь примерить на себя лавры борца с коррупцией. В 2013 году в отставку за коррупционные преступления отправлены вице-премьер Акмурат Егелеев, прокуроры всех пяти областей и Ашхабада, глава государственной налоговой службы. Впрочем, в масштабности намерений главы государства поверили не все, тем более того же вице-премьера Егелеев, уличенного в получении крупной взятки, уволили с довольно безобидной формулировкой «за недостатки, допущенные в работе». 

В 2014 году даже вступил в силу новый закон о борьбе с коррупцией. Он содержит определения коррупционных преступлений и устанавливает гарантии неприкосновенности лиц, сообщающих о коррупции, а в 2017 году сформирована Государственная служба по борьбе с экономическими преступлениями, с той же ключевой задачей — противодействовать коррупции. «Глубоко рыть» следовало, в первую очередь, в АПК, торговле и энергетике. Среди арестованных вскоре нескольких десятков людей были работники органов внутренних дел, прокуроры, руководящие работники нефтегазовой сферы, концерна «Туркменгаз», объединения «Туркменцемент». Но ни статистики, ни подробностей уголовных дел нет. А вот иностранные инвесторы продолжали и продолжают жаловаться - с началом президентства Гурбангулы Бердымухаммедова цена для иностранных компаний за встречу с президентом поднялась на 10-15 процентов, цена контрактов на строительство была выросла на 30 процентов для оплаты взяток высоким должностным лицам правительства. И это еще на заре президентства. Сейчас, по оценкам экспертов, стоимость любого инвестиционного проекта завышается, как минимум, наполовину. Жаловались на повальные взятки и поборы и российские инвесторы, и строившие Гарлык белорусские специалисты, и турецкие и немецкие строительные компании. 

Так что власти Туркменистана скорее имитируют борьбу с коррупцией, чем реально пытаются изменить ситуацию. А параллельно закручивают гайки – вводят ограничения на выезд из страны, отказываются от конвертации национальной валюты, перекрывают соцсети и независимые СМИ. 

Мирзиёев с августа 2019 года отпустил узбекский сум в свободное плаванье, с 1 января 2019 года отменил «выездные визы», ввел биометрические загранпаспорта, запустил виртуальную приемную, куда могут обращаться все граждане страны. Курс на реформы оценили и внутри страны, и за ее пределами. В борьбе за статус самой прогрессивной страны Центральной Азии теперь все козыри как раз у Узбекистана. Былому фавориту, Туркменистану, остаются все менее привлекательные даже внутри страны попытки выдать Бердымухамедова за «лидера нации». В ход идут песни, пляски, стрельба, скачки. Выходит не слишком убедительно. 

Есть богатые, есть свободные, есть - тупик 

В целом опыт пятнадцати республик показывает вполне очевидные вещи. Кто быстрее определился с выбором пути развития, тот выиграл (страны Балтии). У кого больше ресурсов — тому легче проводить независимую политику и оставаться привлекательным для инвесторов, несмотря на отдельные перегибы, вроде культа личности или нарушение территориальной целостности соседнего государства (Азербайджан, Россия).

Бедным на ресурсы странам необходимо делать ставку на интеллект и привлекательные для мозгов и капитала условия (Беларусь). Выбор традиционного для цивилизованных стран демократического пути позволяет рассчитывать на помощь мировых столпов демократии (Украина). Реформы и способность гарантировать инвесторам права собственности эффективны и позволяют в короткий срок претендовать на региональное лидерство (Узбекистан). В проигрыше только страны, погрязшие во внутренних разборках и коррупции, не способные даже за деньги инвесторов построить мощные работающие проекты и тратящие ресурсы на суды и телевизионное фиглярство. Судя по состоянию экономики Туркменистана, это не работает.

Автор: Павел Никитин


Теги статьи:
Распечатать Послать другу
comments powered by Disqus
Со дня убийства красноярского предпринимателя Андрея Неколова 18 января 2022 года минуло 17-лет. За это время успело вырасти новое поколение…
Следователи задержали бывшую главу аппарата губернатора Пермского края 52-летнюю Елену Лопаеву. Экс-чиновницу подозревают в мошенничестве в …
Отказ «UniCredit» от покупки российского банка связан с «серыми» схемами и фиктивной отчетностью?…
Сыщики угрозыска Подмосковья допрашивают мигранта из Средней Азии, который мог иметь отношение к похищению у Марины Коташенко 100 млн рублей…
Сфера интересов предпринимателя Александра Винокурова давно распространилась на сферу продуктового ритейла, при этом желаемые объекты он пол…
То, что не смог сделать Воланд, сделали Варламов и советник президента Толстой.
loading...
Загрузка...
loading...
Загрузка...
Все статьи
Последние комментарии
Наши опросы
Где больше всего бандитов и коррупционеров?








Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте