Кредиты, секс и низкооплачиваемый труд: как происходит рекрутинг жертв

Кредиты, секс и низкооплачиваемый труд: как происходит рекрутинг жертв

Кредиты, секс и низкооплачиваемый труд: как происходит рекрутинг жертв

21 января 2022 г.

Евгений Дятлов

В октябре 2021 года больше десятка зарубежных СМИ опубликовали расследования, основанные на внутренних бумагах Facebook (сейчас — Meta).

По данным журналистов, компания Марка Цукерберга в течение нескольких лет знала о крупных проблемах своей главной соцсети, среди которых — распространение фейковых новостей, политическая пропаганда, злоупотребление рекламой и даже работорговля.

Сложно представить, что такое явление остаётся распространённым и сегодня, пишет TJournal. Работорговля нередко ассоциируется с эпохой колонизаторства, закончившейся несколько столетий назад. Однако не только опубликованные расследования американских журналистов, но и заявления активистов правозащитных организаций говорят об обратном: торговля людьми в 21 веке переживает ренессанс, основой которого стали не расовые предрассудки, как раньше, а социальные сети и сайты знакомств.

TJ рассказывает, кто в 21 веке становится рабами, каким трудом они занимают, как в некоторых странах можно купить раба через приложение и почему это остаётся возможным.

Кредиты, секс и низкооплачиваемый труд

«Торговля людьми», или траффикинг — понятие довольно широкое. Оно подразумевает под собой покупку и продажу людей, в том числе и несовершеннолетних, для самых разных целей. Сексуальное рабство, торговля органами, суррогатное материнство, насильная выдача замуж, низкооплачиваемый труд. «Приобретённые» люди, будучи фактически расходным материалом во власти «покупателя», вынуждены выполнять любую работу, которую им прикажут.

Сам труд может быть разнообразным: изготовление одежды, добывание минералов для производства смартфонов, электромобилей или косметики и даже строительство объектов для проведения международных спортивных мероприятий.

По оценкам исследователей, сегодня рабов в мире больше, чем когда-либо за всю человеческую историю. Жертвами рабства лишь в 2016 году могли быть около 40 миллионов человек: 25 миллионов из них занимались рабским трудом под угрозой пыток или смерти, а оставшихся 15 заставили вступить в брак против их воли. Для сравнения, по подсчётам ООН и иных организаций, за 400 лет существования трансатлантического рабства пострадали от 12,5 до 17 миллионов человек по всему миру.

Большинство рабов сегодня — женщины и несовершеннолетние девушки: их доля в общей массе достигает 71%. Каждая четвёртая жертва рабства — ребёнок. Примерно половина всех случаев основана на так называемой «долговой кабале»: люди вынуждены работать против своей воли, чтобы выплатить взятый у частных лиц кредит.

Таким образом, рабы выполняют труд либо ради собственного освобождения или закрытия «кредита» (без гарантий), либо минимальной оплаты. Часто траффикинг может не подразумевать транспортировку самих рабов: пребывать они могут как и в другой стране (например, если их вывезли), так и в собственной.

Как происходит рекрутинг жертв

Современная работорговля сильно отличается от той, что была в прошлом. Во-первых, она стала более глобальной. Траффикинг зафиксирован на всех континентах: по подсчётам специалистов Global Slavery Index, он есть в Мавритании, Франции, Канаде, Северной Корее, Афганистане, Австралии, Норвегии, Чили и многих других странах.

В России в 2018 году Global Slavery Index насчитали почти 800 тысяч рабов при населении страны в 143,8 миллиона человек. Для сравнения, на Украине (44,6 миллионов) число рабов составляет 286 тысяч человек, а в Белоруссии (9,4 миллиона) — 103 тысячи.

Работорговля сегодня стала доступнее для эксплуататоров по всему миру, ведь способы поиска жертв заметно упростились. Во многом — благодаря интернету и технологиям. Потенциальные эксплуататоры могут, например, создавать профили на сайтах знакомств или публиковать объявления о найме на работу, выдавая себя за работодателей, получать данные о «сотрудниках» и выходить с ними на контакт, при этом сохраняя анонимность. Наиболее часто такой метод встречается в случаях секс-эксплуатации: жертва в результате действий мошенников лишается документов или подвергается шантажу и вынуждена работать против воли ради вероятного освобождения.

Аналогичный принцип описывают и специалисты Американской ассоциации юристов. Нередко работорговцы создают специальные аккаунты в соцсетях, в том числе в Facebook и MySpace, где вступают в тесное общение с жертвой. Их главный принцип — заполучить доверие. Мошенники обещают сделать собеседника богатым, оплатить его переезд в новое место и связанные с этим расходы, дать хорошую работу в крупном городе или просто преуспевающей фирме.

Если жертва идёт на контакт, впоследствии происходит личная встреча, где все договорённости меняются: вместо хорошего заработка — угрозы и даже применение насилия, обещания причинить вред самой жертве или её близким. Эксплуатируемый человек фактически лишается связи с семьёй и друзьями и попадает в полную власть работорговца — с этого момента он работает только на него, а иногда и вовсе как вещь переходит от одного эксплуататора к другому.

Тема работорговли так или иначе освещается в медиа — чаще всего в фильмах и сериалах. Яркий пример — боевик «Заложница»: дочь главного героя приезжает в Париж, где знакомится с молодым человеком и оставляет ему адрес съёмной квартиры. Впоследствии туда вламываются преступники: они похищают героиню и её подругу. Одна из них попадает в притон, вторую же выставляют на торги на живом аукционе вместе с другими девушками из разных стран и продают по лотам в сотни тысяч евро.

Скриншот из фильма «Заложница», героиня которого попадает на живой аукцион секс-рабынь

Хит 2021 года «Игра в кальмара» также иллюстрирует, как люди попадают в рабство. Героям сериала предлагают лёгкий и быстрый заработок, однако, получив их согласие, «работодатель» превращается в обычного рекрутёра, задача которого — отправить согласившихся героев в изолированную зону, где им предстоит пройти игру на выживание ради крупной суммы денег.

Рынок работорговли в 21 веке многократно прибыльнее, чем когда-либо в истории. По данным ООН, доход от этого «бизнеса» достигает отметки в 150 миллиардов долларов ежегодно. Эта цифра в обозримом будущем может лишь увеличиться: по оценкам специалистов, пандемия Covid-19 «приводит к росту числа жертв современных форм рабства». Высокий уровень безработицы, снижение уровня дохода, угроза экономического кризиса вынуждают людей соглашаться на «любую работу», которая подчас может оказаться приманкой работорговцев.

Роль соцсетей в современной работорговле

Изучением современной работорговли сегодня в основном занимаются активисты. Их задача — вычислять методы эксплуататоров и обнаруживать платформы, которые они используют для работы, а также оказывать юридическую помощь тем, кто сумел выйти из рабства и готов призвать преступников к ответственности. По мнению активистов Human Trafficking Institute, лидер среди соцсетей в этом направлении — фейсбук.

Исследование организации показало, что именно там в 2020 году происходили 59% случаев онлайн-рекрутинга. Его жертвами становятся не только взрослые, но и дети, а наиболее частый формат рабства — секс-эксплуатация. Среди других сервисов, где происходит поиск рабов, активисты также назвали инстаграм, Snapchat и WeChat. Предположение подтверждают и исследования активистов правозащитного центра Polaris, согласно которому фейсбук — основной инструмент работорговцев практически в каждой категории траффикинга.

Картина британской художницы сирийского происхождения, посвящённая проблеме работорговли

Однако данные за 2020 год — далеко не единственный пример того, что соцсети и траффикинг неразрывно связаны. В 2018 году активисты обнаружили «бесчисленное» количество инстаграм-аккаунтов, в которых рекламировали услуги домашнего персонала: задачи кухарок, уборщиц и домработниц выполняли женщины, насильно привезённые на Ближний Восток и в Северную Африку из других стран. В профилях были фото потенциальных работниц и подписи на арабском языке: «Привезена из Индонезии, туристическая виза в наличии».

Купить человека в один клик

Спустя полтора года эту информацию подтвердило расследование журналистов «Би-би-си». «Вы не увидите этих женщин на улицах Кувейта. Они спрятаны за закрытыми дверями и лишены базовых прав, не могут сбежать из-за риска быть проданными другим покупателям. Но если взять в руки смартфон, вы сможете проскроллить тысячи их фотографий: все они разбиты на расы, а приобрести их можно за несколько тысяч долларов», — писали авторы материала.

Журналисты работали под прикрытием: им удалось поговорить не только с самими женщинами, которых продают и покупают для выполнения работы по дому, но и с пользователями приложения 4Sale. Именно через него фактически организована торговля рабами в Кувейте: приложение доступно для скачивания в онлайн-магазинах Apple и Google, а ознакомиться с «ассортиментом» можно в инстаграме.

Домашняя прислуга, отмечают журналисты, есть у большинства кувейтских семей. Как правило, ею становятся люди из беднейших стран: они приезжают в регион Персидского залива ради денег. Большая часть домашней прислуги — рабыни: у них отнимают паспорта, лишают доступа к телефону и заставляют работать без выходных. Выбрать «идеального» сотрудника можно как раз через 4Sale: фильтр по расе подсказывает, что «африканцы чисты и улыбчивы», а от непальцев можно ждать подвоха, ведь они «осмеливаются просить отгулы».

Спасённые рабыни в во временном объекте размещения

Один из собеседников журналистов описывает свою рабыню: «Поверь мне, она очень милая, улыбчивая и много смеётся. Даже если будет работать до пяти утра, она не станет возражать». По его словам, рабы нередко становятся обыкновенным товаром: их покупают за условные 2 тысяч долларов, а потом перепродают за 3 тысячи.

Владелец раба считается его «спонсором», без разрешения которого работник не может ни покинуть страну, ни сменить работу. Статус спонсора можно получить вполне официально, запросив регистрацию у государственных институтов, а помощь в оформлении документов оказывают «агентства», которые занимаются транспортировкой рабов и зарабатывают на таких услугах.

Журналисты также узнали, что подобная форма рабства есть не только в Кувейте, но и других странах — например, Саудовской Аравии. Покупка рабов там тоже осуществляется через приложение: сотни анкет женщин-работниц есть в Haraj, аналоге 4Sale. В обеих странах условия содержания рабов не сильно разнятся.

«Они кричали на меня и называли животным. Мне было больно, грустно, но я ничего не могла с этим сделать. Большинство домов в Кувейте очень плохие: у нас не было ни нормального сна, ни еды, ничего», — рассказала журналистам одна из жертв траффикинга, Фату, ставшая рабыней в 16 лет. Усилиями активистов девушке удалось бежать в родную Гвинею, где она продолжила учиться в школе.

«Весьма обеспокоены обвинениями»: реакция IT-гигантов на расследования

По данным «Би-би-си», кувейтское правительство в курсе ситуации с работорговлей и «борется с подобными действиями», однако серьёзных мер даже после выхода расследования не приняли. Семьи, в которых работала Фату, на момент выхода материала так и не понесли отвественности.

Facebook в ответ на публикацию удалил тэг #maidsfortransfer из своих приложений и присоединился к «беспокойству» Google и Apple. Последние так и не убрали приложения 4Sale и Haraj из магазинов: они по-прежнему доступны даже сегодня, хотя в них больше и нет раздела «домашних работников». Тем не менее, «Би-би-си» отмечает, что «сотни» анкет потенциальных сотрудников всё ещё находятся в общем доступе.

В 2021 году в СМИ вновь появилась серия материалов о проблеме онлайн-работорговли и участии в ней крупных компаний — в частности, Meta. «О траффикинге компания знала как минимум с 2018 года. В 2019 году Apple пригрозила удалить Facebook и Instagram из AppStore. В ответ они [сотрудники Meta] удалили проблематичный контент и изменили правила пользовательского соглашения, чтобы избежать ‘потенциально серьёзных’последствий для бизнеса», — пишет CNN Business.

Фрэнсис Хауген, бывшая сотрудница Facebook (ныне Meta). Покинув компанию, она обнародовала внутренние документы фирмы, согласно которым там давно знают о работорговле внутри соцсети и не только

Журналисты издания подчёркивают: работорговля в соцсетях Meta продолжает существовать. Модерация площадок оставляет желать лучшего: посты с объявлениями о продаже людей всё ещё обнаруживаются, и сотрудники площадки удаляют их лишь после получения жалоб пользователей, хотя контент уже сам по себе нарушает правила соцсети. Опубликованные внутренние документы компании показали, что она действительно несколько лет знала о существовании такой проблемы, однако должных мер за всё это время так и не предприняла.

«Жизнь для меня закончилась»

Ещё одним очагом рабства в мире принято считать Ливию, куда попадают тысячи африканских мигрантов. Покидая родные деревни из-за плохой экономики, военных конфликтов или экстремальных погодных условий, люди пересекают континент в надежде добраться до Европы и начать там новую жизнь, но по пути их перехватывают местные контрабандисты. Преступники зарабатывают транспортировкой оружия и наркотиков в проблемные регионы Африки, а такой «живой груз» для них — ещё один несложный способ получить хорошие деньги.

Большинство переживших подобный опыт людей предпочитают публично не говорить о нём. Так приходится делать из соображений безопасности, ведь бывшие работорговцы могут выйти на связь со своей жертвой и даже отомстить за побег или разглашение информации.

Сандэй Иабарот для материала Time

Ежегодно в руки преступников попадают десятки тысяч людей. По подсчётам Time, в 2016 году из Ливии в Италию перебрались около 16 тысяч женщин, 80% которых были насильно вовлечены в секс-работу. Мужчины же, как правило, покупаются для физического труда, чаще всего строительства. Такой опыт прошёл герой материала Time Сандэй Иабарот — один из 650 тысяч мужчин, решивших пересечь Сахару ради лучшей жизни.

Сделать это ему не удалось: попав в Ливию, он согласился на предложение «казавшегося дружелюбным» местного таксиста подбросить его до Триполи. В город мужчина не попал — водитель сдал его работорговцу, «белому ливийцу», всего за 200 долларов. Несколько лет Иаборот провёл в рабстве: он трудился на стройке, а как только «объект» сдавали заказчику, африканца перепродавали новым людям, которые тоже отправляли его на строительство.

О похожем опыте журналистам британского Vice рассказал и анонимный информатор — тоже африканский мигрант, оказавшийся рабом в Ливии. TJ изучил его историю и приводит её на русском языке.

После смерти моей матери я решил, что отомщу за её смерть тем, кто обвинил её в колдовстве (герой жил в одной из африканских деревень, где всё ещё сильны языческие обряды и вера в магию, которая расценивается как проявление зла и жестоко карается, — Прим. TJ). Когда я заявил об этом, мои дяди организовали собрание против меня. Они пообещали, что я присоединюсь к матери. Тогда [понимая, что мне грозит смерть] я решил покинуть Кот-д’Ивуар и отправился в Ливию.

Я на собственной шкуре испытал ливийскую реальность. Ты ничего не можешь делать самостоятельно. Когда местные жители видят небелого человека (герой интервью — темнокожий; белокожие в Ливии считаются арабами и пользуются бóльшими привилегиями, нежели темнокожие, — Прим. TJ), они воспринимают его как чёрный бриллиант. Они сделают всё, чтобы поймать тебя, потому что для них темнокожий человек — это их раб.

Лёгкой работы не было. Вокруг пустыня, где много больших камней, которые тебя заставляют разбивать киркой (или кайлом, специальным ударным инструментом для работы с камнем, — Прим. TJ). Это работа, которую вы не можете себе представить. Она может убить тебя.

Мне приходилось работать лошадью, в буквальном смысле слова. Был зверем, которому приходилось тащить повозку с полей до города и обратно. Меня так и называли: «Лошадь, лошадь, лошадь». Если вдруг меня называли настоящим именем, я с трудом мог его вспомнить.

Условия жизни в Ливии были трудными. У нас была огромная тарелка, на которую нам выкладывали хлеб или еду для животных. Я старался есть только хлеб: просто представьте, каково это, прятать свою еду и есть из того же места, где едят овцы. А прятать приходилось, иначе тебя могут просто застрелить, потому что жизнь животных ценится выше твоей.

Какого бы цвета ни была моя кожа, я не животное. Как и у них [работорговцев], в моих венах течёт кровь.

Чтобы выпить воды, нам приходилось покидать места работы. Найти её можно было лишь по направлению ветра: куда он дует, туда и надо идти, чтобы попить. Выходить было страшно, ведь в любую минуту тебя могут поймать. Сделать это могут даже обычные полицейские. Тех, кто еле стоит на ногах и плохо выглядит, они просто отвозят в пустыню и оставляют там. Они знают, что ты не сможешь вернуться оттуда в город и просто умрёшь в этой пустыне.

Лодка с беженцами из Ливии и активистами НКО «Врачи без границ»

Однажды меня спросили, как я тут оказался. Я ответил, что меня несколько раз похищали и продавали, так я сюда и попал. Если ты на ливийской земле, ты никогда оттуда не сбежишь. Если ты всё-таки попытаешься и тебя поймает ливиец, тебя сделают ещё бóльшим рабом, чем раньше.

Покинуть Ливию мне удалось благодаря местной жительнице. В тот вечер я спал в сарае: в 8-9 часов меня посадили в машину. За рулём был араб. Я так и не сомкнул глаз, пока тот не передал меня [и других рабов] своему другу. Он отправил нас на лодку, которая должна была плыть в Италию.

Так мы оказались на воде. Как только отплыли, за нами последовала вторая такая же шлюпка. Через несколько часов в той лодке появилась пробоина, и она начала тонуть. Люди кричали, ведь шлюпку они не могли покинуть. В итоге она утонула, и 117 человек, которые были на ней, погибли.

В море мы провели двое суток. Мы были уверены, что это конец, пока не увидели лодку «Красного креста». Они направили к нам вертолёт, а где-то через 1,5 часа подплыл и сам корабль. Нам сказали сохранять спокойствие и что они спасут нас. Но к тому времени, пока они приступили к эвакуации, в нашей лодке уже погибли 17 человек.

В Ливии есть три кладбища. Первое — это пустыня, второе — сам город, третье — море. Я знаю людей, которые там исчезли. Я прошёл через многие вещи, которые нанесли мне душевные шрамы. Когда-то я был абсолютно нормальным человеком. Но теперь есть вещи, которые я не могу переносить. Жизнь для меня закончилась.

Автор: Степан БальмондTJournal


Теги статьи:
Распечатать Послать другу
comments powered by Disqus
Дача семейства Чкаловых, принадлежащая им по праву может по сомнительной схеме отойти структурам, близким к Игорю Сечину, Алексею Миллеру ил…
Новая волна публичного негатива в СМИ, в отношении руководства Башкирии перестала быть анонимной. Оказалось, что за ней стоит трио сомнитель…
Максим Ликсутов позиционирует себя как менеджера с европейским взглядом на город: все эти самокаты, гигантские тротуары, ненужные ограничени…
Как сажали главную футбольную звезду.
Знаменитому американскому актёру Моргану Фриману Россия пожизненно запретила въезд в страну. Имя Фримана находится в санкционном списке, кот…
loading...
Загрузка...
loading...
Загрузка...
Все статьи
Последние комментарии
Наши опросы
Где больше всего бандитов и коррупционеров?








Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте